ПАСХАЛОВ Клавдий Никандрович

ПАСХАЛОВ Клавдий Никандрович
(1843—1924), действительный статский советник, государственный и общественный деятель, активный участник право-монархического движения. Потомственный дворянин. Родился в Калужской губ., сын боевого кавказского офицера. Его старший брат Виктор Никандрович (1841–1886), выпускник Московской и Парижской консерваторий, был довольно известным композитором, автором романсов, из которых многие написаны на стихи, сочиненные его матерью (особенной популярностью до сих пор пользуется романс «Дитятко»). В 1875 Пасхалов поступил на службу в Министерство финансов. В 1882 стал сотрудником Крестьянского банка. Он обзавелся обширными связями в кругах московских славянофилов. Член Русского Собрания (РС). С начала революции 1905, несмотря на свой почтенный возраст, выступил решительным борцом за монархические идеалы. В янв. 1906 было опубликовано «Обращение Русского Собрания к единомысленным партиям, союзам и русскому народу по поводу Манифеста 17 октября». В нем содержался призыв ко всем русским людям, разделявшим программные положения РС, «сплотиться, объединиться и образовать Всенародный Союз приверженцев Самодержавия, чтобы согласованно и в одном направлении действовать на предстоящих выборах в Государственную Думу».

Это был один из первых документов монархического движения, в котором разъяснялось, что Манифест 17 окт. не вводит конституционную форму правления и не должен повлечь за собой переработку Основных Законов Российской Империи. Пасхалов как член «Кружка москвичей» подписал одобрительный отзыв на это обращение. В числе подписантов отзыва были также члены Кружка Ю. П. Бартенев, К. П. Степанов, Г. А. Шечков, гр. С. Д. Шереметев, Федор, Александр и Сергей Самарины, Д.А.Хомяков, И. Ф. Тютчев и др. видные московские правые деятели. Помимо РС и «Кружка москвичей» Пасхалов состоял почетным членом Русского Монархического Союза (РМС) и Русского Монархического Собрания (РуМоСо), организаций созданных В. А. Грингмутом. В РуМоСо он часто выступал с докладами. Позднее Пасхалов был избран и почетным членом Калужского отдела Союза Русского Народа (СРН) — крупнейшей монархической организации. Активный участник монархических съездов. На 2-м Всероссийском съезде Русских Людей в Москве 6–12 апр. 1906 был председателем финансово-экономического отдела и выступал с докладом в защиту русского человека. Делегат 3-го Всероссийского съезда Русских Людей в Киеве 1–7 окт. 1906 (Всероссийский съезд Людей Земли Русской). Презрев обструкцию, устроенную рядом видных правых деятелей прот. И. И. Восторгову, Пасхалов принял участие в Московском съезде (Съезд Русских Людей в Москве 27 сент. — 4 окт. 1909), на который прислал доклад «О необходимой реформе земских учреждений», позже, хотя и с некоторым опозданием, прибыл лично и выступил с речью при закрытии Съезда. В 1908–1914 входил в состав редакционной комиссии «Книги русской скорби», издававшейся Русским Народным Союзом им. Михаила Архангела (РНСМА).

11 марта 1912 Пасхалов был принят Государем Николаем II, которого он предостерегал от надвигающейся революционной угрозы и предложил меры борьбы с ней (впрочем, не оригинальные). С началом Первой мировой войны Пасхалов стал активным борцом с немецким засильем в русском государстве и экономике, закон от 2 февр. 1915 о немецком землевладении называл «шулерским», «составленным так искусно, что немцы могут, не нарушая его юридически, оставаться владельцами всей русской земли, ими до сих пор захваченной». Несмотря на преклонный возраст, он продолжал выступать со статьями в право-монархической печати и участвовать в патриотическом движении. В 1915 в «Московских ведомостях» в ст.«Еврейские притязания» Пасхалов выступил против попыток евреев и их покровителей среди высшей бюрократии, используя условия войны, добиться равноправия. Он полагал, что особенность положения евреев в России «есть необходимое, неизбежное и неустранимое последствие того, что они в ней — народ пришлый, не внесший в страну ни клочка своей земли, а потому и не имеющий права претендовать на равенство с хозяевами земли». Пасхалов был одним из инициаторов и активным участником Саратовского совещания (Саратовское совещание уполномоченных монархических организаций 27–29 авг. 1915), на котором был избран в состав депутации для Высочайшего приема. Однако в Петрограде представители Совещания получили отказ в просьбе о встрече с Царем, кто-то из сановников заявил им, что их желание несвоевременно. Пасхалов в связи с этим 31 окт., не скрывая своего раздражения, писал Н. Н. Родзевичу: «Знаете, руки опускаются, теряется всякая энергия и охота защищать, что нас отталкивает и ценит меньше, чем старую подошву». Кадетам отпускаются миллионы бесконтрольно, «а мы пробиваемся на задворках, едва терпимые, да и то только тогда, когда кулаками защищаем от жидов и жидовствующих презрительно относящуюся к нам власть». «Во мне говорит не досада обманутого самолюбия, а просто отчаяние от потери способности власти различать, кто ее союзники и кто противники, в ком ее спасение и в ком — гибель», — замечал он. Хотя во внутренней борьбе в СРН Пасхалов склонялся скорее на сторону А. И. Дубровина, он принял участие в созванном сторонниками Н. Е. Маркова Петроградском совещании (Совещание монархистов 21–23 нояб. 1915 в Петрограде). На Совещании выступал в прениях по вопросам борьбы с прогрессивным блоком и борьбы с немецким засильем, а также был избран членом Совета Монархических Съездов. Особенно активным Пасхалов был на Нижегородском совещании (Всероссийское монархическое совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26–29 нояб. 1915), на котором преобладали «дубровинцы». Он принимал посильное участие уже на стадии организации Совещания, обсуждая стратегию его проведения. Так, 8 нояб. 1915 в письме одному из главных инициаторов Совещания руководителю Одесского Союза Русских Людей (ОСРЛ) Н. Н. Родзевичу он писал: «Я не буду огорчен, если Нижегородское Совещание окажется вполне черносотенным; может быть, даже лучше, — так мы действительно будем больше похожи на народное собрание». Как ветеран право-монархического движения, он был избран председателем Совещания. В самом начале работы выступил с речью о задачах монархических союзов и об их отличительных чертах в сравнении с другими политическими организациями, подчеркнув, что коренное отличие заключается в том, что все политические организации борются за власть, подтачивая монархический образ правления, а монархисты борются за сохранение Самодержавия. Но правда на стороне правых, замечал Пасхалов, и привел пример: только благодаря Самодержавию стало возможным быстрое и решительное отрезвление народа. Враги утверждали, что Россия — тюрьма для человека, но нигде не живется так свободно личности, как в России. И мы видим, заключил Пасхалов, что за эту «тюрьму» проливают кровь все, даже инородцы. Пасхалов также поприветствовал Совещание от имени и по поручению председателя Совета Монархических Съездов И. Г. Щегловитова.

По его инициативе и за его подписью Совещание послало телеграммы председателям Государственного Совета и Государственной Думы с протестом по поводу организации Прогрессивного («Желтого») блока, который задумал во время войны совершить государственный переворот, о чем свидетельствует требование ответственного перед Думой правительства, тогда как в Самодержавной монархии правительство может быть ответственно только перед Царем. В конце заседаний по поручению Совещания Пасхалов послал письма председателю Совета Министров И. Л. Горемыкину и начальнику штаба Ставки генерал-адъютанту М. В. Алексееву с просьбой воздействовать на Одесского генерал-губернатора генерала Эбелова, который притеснял Н. Н. Родзевича и ОСРЛ. На Нижегородском Совещании он был избран в состав Президиума Монархического Движения из 7 чел. (А. И. Дубровин, И. И. Дудниченко, Пасхалов, Е. И. Полубояринова, Н. Н. Родзевич, Н. Н. Тиханович-Савицкий, Н. П. Тихменев). После успешного завершения в нояб. 1915 монархических съездов в Петрограде и Н. Новгороде Пасхалов в свои 72 года был полон энтузиазма и бодрости. Однако весной — летом 1916 под впечатлением бездействия некоторых видных правых деятелей и недоверия со стороны властей он впал в депрессию, совсем разочаровался в возможности переломить ситуацию. Так в письме Родзевичу от 22 апр. 1916, оценивая состояние патриотического движения, он отмечал, что основная масса состоит из лавочников, артельщиков, чинуш не выше надворного советника, и у всех у них — ни гроша денег. А из образованных сословий «только среди духовенства находятся сочувствующие», тогда как «купец — весь либерал», дворянство в массе своей осталось в стороне от монархического движения, благодаря бездействию его лидеров (Самариных, Хомяковых и др.). Пасхалов с горечью констатировал, что на Совещание в Н. Новгород из Москвы не приехало ни души, «хотя я мозоль набил на пальцах от писем». Из этого факта он делал довольно резкий вывод: «Это не случайность, это вырождение правых в каких-то бесплодных ублюдков, боящихся прикосновения к «черносотенцам»». В этом письме Пасхалов давал очень нелицеприятные, порою грубые, характеристики некоторым видным правым деятелям: Марков — интриган, Щегловитов — выдохся, не зарядившись, С. В. Левашев — подставной человек, Белецкий — утонул безвозвратно, А. А. Ширинский-Шихматов — много говорит, но ничего не делает, «даже с Дубровиным творится что-то неладное». Н. Н. Тиханович-Савицкий, поддерживавший с Пасхаловым переписку, заметил в письме тому же Родзевичу 5 мая 1916: «Пасхалов потерял веру в восстановление Самодержавия окончательно». Но осенью 1916 Пасхалов снова активно участвует в деятельности монархических организаций. В первых числах окт. состоялось заседание Совета Монархических Съездов, в котором приняли участие П

асхалов, А. А. Римский-Корсаков, С. В. Левашов, А. И. Дубровин, Н. Е. Марков, С. А. Кельцев и др. Участники заседания обсудили положение о Съездах Монархических Единений, приняли обращение, в котором разъяснялось отношение монархистов к действиям В. Г. Орлова и В. М. Скворцова по организации Отечественного Патриотического Союза и созыву под его эгидой монархического съезда. На заседании был также поднят вопрос о кандидатуре нового председателя Совета ввиду отказа И. Г. Щегловитова занимать далее этот пост. По предложению Пасхалова было принято решение просить стать председателем Н. А. Маклакова, Пасхалов в письмах и при личных встречах убеждал его согласиться, т. к. считал наиболее приемлемой фигурой на этом посту. Однако Маклаков отказался, после чего Пасхалов порвал с ним связи, а также прекратил переписку с Н. Н. Тихановичем-Савицким, который поддержал решение Маклакова. Однако скоро отношения нормализовались, и Тиханович-Савицкий в н. 1917 уже рассматривал Пасхалова как кандидата в состав будущего Монархического Совета, который планировалось избрать на Съезде монархического движения в 1917. Более того, Пасхалов был одним из немногих, кого Тиханович-Савицкий посвятил в свои планы организации работ по изменению Основных Законов. 31 янв. 1917 лидер астраханских монархистов сообщил Н. А. Маклакову, что возобновил переписку с Пасхаловым, и назвал его «бодрым и умным стариком». Во время Первой мировой войны и после революции жил в Алексине Тульской губ., где и скончался.

Соч.: О мерах к прекращению беспорядков и улучшению государственного строя. М., 1905; Основания земской реформы. М., 1905; Сб. ст., записок, речей и проч. В 3 т. М., 1906–1912; Слова и дела. М., 1907; Деревенское раздумье. М., 1907; Землеустроительное разорение России. М., 1908; Землеустроение или землеразорение? (По поводу закона 9 ноября 1906 года). М., 1909 (в соавторстве с C.Ф.Шараповым); Погрешности обновленного 17 окт. 1905 государственного строя и попытка их устранения. М., 1910; Необходимая реформа земских учреждений. М., 1910; Земский вопрос. М., 1911; Русский вопрос. М., 1913; Еврейские притязания // Московские ведомости. 1915. № 88; Переписка К. Н. Пасхалова / Публ. Ю. И. Кирьянова // Источник. 1995. № 6.

Лит.: Кирьянов Ю. Пасхалов Клавдий Никандрович // Политические партии России. Конец XIX — первая треть ХХ века. Энциклопедия. М., 1996; Его же. Правые партии в России. 1911–1917 гг. М., 2001; Правые в 1915 — феврале 1917 (По перлюстрированным Департаментом полиции письмам) // Минувшее. Т. 14. М.-СПб., 1993; Правые партии. 1905–1917. Документы и материалы. В 2-х тт. / Сост., вст. ст., коммент. Ю. И. Кирьянова. М., 1998; Сборник Съезда Русских Людей в Москве 27 сентября — 4 октября 1909. М., 1910; Степанов А. Пасхалов Клавдий Никандрович // Святая Русь. Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Труды Всероссийского Монархического Совещания в г. Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций с 26 по 29 нояб. 1915. Пг., 1916. А. Степанов


Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917. — М.: Институт русской цивилизации. . 2008.

Смотреть что такое "ПАСХАЛОВ Клавдий Никандрович" в других словарях:

  • Пасхалов, Клавдий Никандрович — Клавдий Никандрович Пасхалов Род деятельности: Действительный статский советник, публицистика Дата рождения: 1843 год(1843) Место рождения …   Википедия

  • Пасхалов, Виктор Никандрович — (18 го апреля 1841, Саратов  1 го марта 1885, Казань)  композитор. Содержание 1 Биография 2 Из воспоминаний 3 Источники …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»